Что почитать? Отзыв на книгу.

Стивен Фрай. Автобиография: Моав – умывальная чаша моя

Стивен Фрай

«Автобиография:
Моав – умывальная чаша моя»

«Я такой протиивный! Ну прямо такой протиивный…»
(перефразировано из анекдота)

Книжный гуру опять поражён.

Но только в совершенно противоположном смысле, нежели в прошлый раз.

f0209769c72f7635f6454e9ccfb1ac15
16721540.855678805.1360915528.c64fca32c4c3c449606ede0a865e166b

Столько хвалебных отзывов на «Умывальную чашу», причём многие в стиле: «Он чёртов гений!»

Где? В чём гений? В каком месте? Ну покажите мне, пожалуйста!

Книжный гуру не только не увидел в «Моаве» ничего гениального, — он плевался, засыпал на длиннотах и куче бессмысленных описаний, и дочитал «Автобиографию» только из упрямства — в надежде понять вышеупомянутые хвалебные отзывы…

«Мы оберегаем свои пустяковые изъяны единственно ради того, чтобы иметь возможность валить на них вину за более крупные наши дефекты».

«Чёртов гений» — ага. Точно. Гений самолюбования:

«Да, я и вправду был таким вот жутким, несносным, заносчивым, необъяснимым, не заслуживающим никакого прощения долболобом».

Основная тема — публицистические размышления о проблемах закрытого образования в Великобритании:

«Мне нравилось думать, что это Школа Кругом Виновата, что я – жертва порочной, растленной системы».

Но… мелковато. Добавьте в Харуки Мураками словес и словей, каплю юмора и кроху прикольчиков… Перенесите действие в Великую Британию — и получите «Моав — чашу его».

Смысл 95% книги: болтовня ради самолюбования и болтовни. Ради покрасневшего словца. От удовольствия покрасневшего. И от стыда за ложь.

Оставшиеся 5% — это финальная часть. Там хоть какой-то смысл есть. И там Книжный гуру хоть немного сочувствовал герою. Хотя опять же — герой заработал полученное! Более того — он получил намного меньше того, что заслуживал. Родителям Стивена Фрая Книжный гуру сочувствует намного больше, чем этому «чёртовому гению».
Ну, всё хорошо, что хорошо кончается.

Стиль:

«Бессмысленное, существующее лишь само по себе, инструментальное пустословие стало моим эквивалентом бурчалок Винни-Пуха, моей музыкой».

Постоянное перепрыгивание с темы на тему. И эти прыжки — бессмысленны, ничем не оправданы.

Логики в повествовании тоже особой нет: куча случаев, в основном — скучных; разрозненные эпизоды, имеющие значение только для героя и его окружения; каша из персонажей…

Слабое подобие «сюжета» появляется только в конце — где-то на 95% текста.

Юмор?! — не, не заметила!

Положительные качества книги: честность и… Всё!

Да, Стивен Фрай часто ругает себя:

«Я был первейшей на свете дрянью, исполненной ненависти к себе и к миру».

Думаете, эту самокритичность можно считать положительным качеством? — Ну так ведь там сколько самокритичности — столько же и самолюбования.
Неет!
Самолюбования намного больше:

«Я человек слишком одухотворенный, эмоциональный и страстный»

— потрясающая скромность!

И даже круче:

«Вот как Оскар Уайльд описывает в «De Profundis» подобный же случай…»

Крутое сравнение! Оскар Уайльд и Стивен Фрай. Скромности ему не занимать. Или наоборот — нескромности!
Ну понятно, что он играл Оскара Уайльда, но считать себя равным классику… — ы! просто ы.

А вот как герой оценивает происходящие с ним события и вынесенный опыт:

«Где бы я ни был и что бы ни делал, я в любом случае пережил бы отрочество, полное бури и натиска, несчастий и смятения».

Во-первых, все переживают такие отрочества — полные бурь и несчастий.
Только у одних несчастье — это бомбёжки, постоянный голод и смерть всех родных (как у героини другого романа). А у других — «мелкий жемчуг»:

«Когда я стенаю по поводу плавания или пения, я на самом-то деле оплакиваю мою неспособность присоединиться к другим. Хотя не то чтобы оплакиваю, если быть откровенным. Просто пытаюсь снова проникнуться давними моими страданиями и разобраться в них».

«Когда я вспоминаю страдания моего детства, то в голову мне приходит не зубная боль, не то, как я грохнулся о землю спиной, не переломанные кости, ушибленные пальцы ступней, разбитые колени и вывихнутые лодыжки, – я вспоминаю боль одиночества, тоски, заброшенности, унижения, отверженности и страха. И вот эту боль, донимающую меня, случается, и поныне, всю эту боль, почти без изъятия, причиняли мне либо другие дети, либо я сам».

«Я прекрасно понимаю, что мои горести мелки (Выделил Книжный гуру). История нежного молодого росточка, пробивающегося в грубой чащобе английской частной школы, вряд ли способна пробудить сочувствие в сердце каждого читателя. Да и тему эту заездили до смерти еще в начале века – в романах, воспоминаниях, автобиографиях. Я – клише, и сознаю это».

Так вот огромную кучу так называемых «несчастий» Стивен Фрай заработал себе сам. Да ещё и его родные из-за него страдали.
Поэтому, во-вторых, — никакие «бури и несчастья», пережитые в отрочестве (особенно подобные стивенофраевским), не оправдывают его глупостей и абсолютно дурацких поступков.

Мда…
Ещё одна тема.

Книжный гуру собирался назвать этот отзыв «Страдания юного педика», но постеснялся — вдруг какой-нибудь ребёнок заглянет в монитор, когда его родитель будет читать этот отзыв; — хотя этого добра там предостаточно.
Нет, Книжный гуру — не ханжа и не краснел при описании мужских подростковых «забав».

И пусть Стивен Фрай сколько угодно говорит о любви к другому человеку, но:

«Любовь к Мэтью все ещё жгла мое сердце, но уж больно приятно было смотреть на Дэйла».

— это НЕ любовь. Что угодно — влюблённость, желание физической близости либо духовного родства, увлечение…
Стивену-подростку сложно разобраться в своих чувствах. Потому что они сильные, необычные, впервые переживаемые…
Но когда 40-летний Стивен Фрай упорно продолжает называть это «глубочайшее» чувство любовью, — то понятно, что он так и не повзрослел, и не переживал Настоящей Любви.
Когда один человек действительно любит другого, — ему всё равно, как выглядят другие «претенденты».

«Я антигерой своей собственной жизни».

Так кто ж тебе виноват, что ты антигерой, а не герой?

Ещё несколько слов о гипотетической гениальности того или иного текста, в частности — данной «Чаши».
Давайте продумаем цель, которую ставит автор, когда пишет тот или иной текст, особенно автобиографию.
И в частности, цели, который преследовал Стивен Фрай в «Моаве».

Вполне понятно, что Стивен Фрай мог пытаться:

* поднять важную глубокую тему — увы, нет там ни одной глубокой и/или важной темы.
* вызвать сочувствие к своему герою — к себе, то есть. Достигает ли он этой цели? — и близко этого нет!
* вызвать любое другое сильное чувство. Пусть даже с помощью эпатажа — увы, тоже не удалось…
* развлечь читателя — в случае с Книжным гуру этого тоже не получилось.

У Книжного гуру эта писанина вызывала попеременно: зевоту, легкое раздражение, некоторые возмущение поступками пацана, недоумение по поводу претензий на гениальность и тэдэ и тэпэ.

Ну хоть какой-то сильный отклик книга, претендующая на гениальность (а не на тупое развлекательное чтиво) должна вызывать в душе читателя.

Так в чём же тогда гениальность данной «Автобиографии» и Стивена Фрая как писателя? О_о
Ну вот хоть какую-то цель покажите, которую он ставил перед собой и достиг.

Может быть ещё один вариант гениального произведения (в любом жанре) — совершенно новая, непривычная подача. Примеры такого «разрыва шаблона» — «Черный квадрат» Малевича; картины Сальватора Дали…

Но у Стивена Фрая ничего нового в подаче нет.

Кроме малозначимой болтовни и совершенно излишних плеоназмов — нет ничего.

Ой, только что нашла в Википедии замечательное определение:

Логорея (др.-греч. ????? — слово, речь и ??? — течение, истечение) — симптом патологии речи; речевое возбуждение, многословие, ускорение темпа и безудержность речевой продукции. Наблюдается при сенсорной афазии, маниакальных состояниях, шизофрении.
В переносном смысле логорея (или словесный понос — по аналогии с диареей) — пустословие, болтовня, длинные бессмысленные речи, произносимые ораторами.

Так это же абсолютно точный диагноз!

Может быть, чтобы найти в данном тексте (у Книжного гуру рука не поднимается назвать «Моав» книгой) гениальность, надо представлять Стивена Фрая наглядно? Может быть, надо было видеть его в фильмах или скетчах и полюбить его как артиста? Но, к сожалению, Книжный гуру фильмы не смотрит и потому ни разу не видел Стивена Фрая.


Проблема с чтением Великих Книг та, что потом все остальные книги пытаешься приравнивать к ним. И когда другие книги не дотягивают, — получается разочарование.

Вот и у Книжного гуру случились подряд две такие книги — одна Великая, а вторая — проходная. А уж по контрасту с предыдущей — так вообще «плевательная чаша»:

Поменяемся?

Картинка кликабельна — рекомендую посмотреть в полный размер.

Общий итог: похоже, Книжному гуру придётся завести какой-то раздел «Антипремия» или «Антирекомендация». А пока что, в 2013-м году, книга Стивена Фрая «Автобиография. Моав — умывальная чаша моя» получает статус «разочарование года». Но до конца года ещё далеко… Так что посмотрим. 


Не забывайте подписываться на rss-ленту блога. Нажимайте на лайки.  Веду блог Книжного гуру и ещё два десятка проектов в Сети. Читаю постоянно. Стараюсь выбирать Хорошие Книги.


Оставить комментарий

Спасибо!
Ваши твиты, лайки и плюсики помогают развиваться блогу и Книжному гуру! ;) Спасибо, уважаемый посетитель!

Не пропустите!
Скоро:
Путин, остановись! Нет войне!
А подписаться?

Введите свой e-mail:


Уже подписались:
Книжный гурув Google+
Наш опрос:

Что Вы больше всего цените в книгах?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
  • Парадокс
    Парадоксально, но из съеденного вдвоём пуда соли на каждого пришлось по пуду.Александр Пашинин
Читай удобно!
Яндекс.Метрика